МоваЯзык

/ Новости медицины

Стейки из чумных поросят и пирожки с котятами

467

В соседней России продолжается наступление грозной болезни — африканской чумы свиней (АЧС). Мор начался в Грузии. Затем медленно, но верно, охватил Абхазию, Южную и Северную Осетии, Чечню, Армению. АЧС «взяла» Оренбургскую область и почти весь Северный Кавказ. Последние случаи зафиксированы в селах Ростовской области, недалеко от наших границ. Эксперты объясняют распространение заразы тем, что у восточных соседей нет ветеринарной милиции. В Украине, к счастью, она есть. Но один ее представитель обслуживает территорию, равную двум Люксембургам.

Спасайте свиней!

Африканская чума свиней в последний раз сильно наследила в Украине в 1977-м и запомнилась жесткими мерами, в частности, перекрытием автодорог. А в последние годы снова выросла угроза распространения этой очень заразной болезни. По данным Госветслужбы России, половина из зарегистрированных в 2010 г. очагов чумы свиней (всего 70) расположены в Ростовской области. АЧС в РФ распространяется со скоростью 350 км в год с юга на север. По прогнозам, к 2012-му она будет в Подмосковье. «Врагу» осталось всего

7 км до наших границ. Представьте, что будет с нашим продовольственным рынком, если Минсельхоз РФ сообщает, что прямые потери в свиноводстве страны от распространения АЧС могут превысить $1 млрд. Лишь в Ростовской области (эпицентр чумы) существует вероятность гибели почти миллиона свиней!

«Это заболевание проходит без симптомов и передается практически мгновенно, — отмечает начальник Управления ветеринарной милиции по проведению карантинных ветеринарных мероприятий МВД Украины полковник Сергей Оксюта. — Возбудитель выживает в широком диапазоне температур. В трупах свиней вирус сохраняется до десяти недель, в мясе больных животных — 155 дней, в копченой ветчине — до 5 месяцев, в гное — до 3 месяцев. Больное животное умирает почти гарантированно, но успевает заразить все поголовье. Вирус не оградишь «колючкой». Единственная защита — закрытый режим выращивания животных и производство продукции без доступа посторонних и «дичи». В частности, кабана — переносчика африканской чумы. Если человек на охоте убьет «секача» и принесет домой мясо, высока вероятность того, что в хозяйство попадет опасная инфекция».

В случае выявления АЧС под нож пускают все поголовье свиней в радиусе 20 км от «чумового» очага. Грунт на территории фермы или частного хозяйства снимается на глубину до метра. Уничтожают и сжигают все деревянные сооружения и изделия — от стен, кормушек до инвентаря. Иначе чуму не остановить.

Ликвидация последствий в упомянутом смысле — необычайно затратно-нервное дело. Если изымать у частника живность, надо компенсировать ее стоимость. Возможны и конфликты между гражданами и сотрудниками, ведущими противоэпизоотические мероприятия, что было во время борьбы с птичьим гриппом шесть лет назад. Вывод: дешевле не допустить, чем и занимается ныне ветеринарная милиция.

«Налево» с диким кабаном

«Мы проверяем свиноводческие хозяйства, — рассказывает полковник Оксюта. — Проблема в том, что они не работают в закрытом режиме. Предприниматели часто говорят, что у них нет денег на изгороди. В свое время на агрокомбинате «Калита» (один из самых больших комплексов, построен в 1974-м на Киевщине), обустроенном по западной технологии, у свиноматок в летнем лагере периодически появлялись полосатые потомки. Это указывает на то, что дикие кабаны через прорывы в сетке забегали на фермы и спаривались с «родственницами». Вероятно, таким образом чума и проникла туда в начале 90-х. Ветмилиция заболевание локализовала в пределах комбината».

Ныне любой предприниматель, имеющий соответствующее образование технолога, может в своем колбасном цеху придумать технические условия (ТУ). Ранее такая продукция должна была отвечать Госстандарту, но с 2006 г. Госпотребстандарт отменил более 3,5 тысячи ГОСТов СССР. Тем временем новые ГСТУ разработаны не полностью. Проведенные проверки ТУ производства детского питания, молочных продуктов указывают, что львиная часть тех условий действует с нарушениями. Например, ныне на этикетке пишут: ингредиентом колбасы «Особой» является говядина, но вымя— тоже «говядина».

Вернемся к «окопам». Сейчас ветеринарной службой уже проверено почти 20 тысяч субъектов хозяйствования, деятельность которых связана с выращиванием свиней, переработкой и продажей свинины. Выявлены 8,5 тысячи нарушений, взысканы 300 тысяч гривен штрафов, в следственные органы передано 57 материалов, из оборота изъято более трехсот тонн свинины. Среди технологий раннего выявления практикуется диагностический отстрел, чтобы знать, есть ли в дикой фауне та или иная болезнь. А вся дичь, отстреленная в охотничьих угодьях, должна проходить санветэкспертизу.

На дорогах, ведущих в районы РФ с неблагополучной эпизоотической ситуацией (Донецкая и Луганская области), выставлены дополнительные милицейские посты неподалеку от границы. Осматривается кладь пересекших зону таможенного контроля. Впрочем, люд в пограничных районах просто ходит к родне в соседнюю страну. Конечно, без гостинцев не обходится. Традиционно преобладает свежее мясцо, одинаково нравящееся украинцам и россиянам. Однако доказано, что в колбасных изделиях, копченостях и даже консервах вирус чумы из Африки чувствует себя довольно хорошо. Достаточно, чтобы даже маленький «вирусный» кусочек со стола попал на десерт кошечке или собаке. Если в усадьбе есть свиньи, заражения не избежать.

Нужны ли Украине «ветеринары в погонах»?

В свое время в Великобритании, а потом и в ряде стран Европы массовое заболевание скота ящуром «высосало» на ликвидацию последствий свыше 30 миллиардов фунтов стерлингов! Были уничтожены сотни тысяч голов крупного рогатого скота. Не дешевле ли содержать спецподразделение, работающее на предупреждение, чем потом искать на порядок большие средства на борьбу с мором? Интересно, что именно после эпизоотии ящура в Украине и вспышек сибирки в 1965 году и была создана ветеринарная милиция.

В 2000-м на волне сокращений в МВД существование ветмилиции ставили под сомнение. Дескать, ее не видно — во всех странах вокруг бурлят всякие эпидемические катаклизмы, а вот у нас «сибирско-ящурного» нашествия не наблюдается. Тогда удалось доказать: именно тем, что в нашем государстве, в отличие от соседей, есть ветмилиция, и можно объяснить относительно спокойную эпизоотическую ситуацию. Да и управиться с появлением шесть лет тому птичьего гриппа в Северном Крыму и на Херсонщине помогла четкая организация работы службы. Интересно, что международное противоэпизоотическое бюро ныне ставит Украину в пример и хочет принять за основу структуру ее Государственной ветслужбы.

Колбаса из туберкулезного вымени

В украинской ветмилиции 150 «штыков», то есть на одного ветеринарного милиционера приходится 4 тысячи кв. км украинской территории (это почти два Люксембурга) и 306 тысяч населения! Например, в Херсонской области пять офицеров курируют 10 тысяч подконтрольных объектов! И пусть физически им непросто проследить за движением всех опасных «бактерий», но даже столь малыми силами много чего удается сделать. В течение последних лет, например, сузили ареал туберкулеза животных (больное животное — источник инфекции для людей и наоборот). Из почти 300 хозяйств, где отмечалась эта болезнь, остались проблемными единицы.

Законодатель разделил полномочия между санитарной и ветеринарной службами так, что, условно говоря, первая отвечает за готовый продукт, а вторая — за сырье (одни за колбасу, а другие — за мясо). Посему ветслужба и должна бы обеспечивать весь комплекс контрольных мероприятий. Это логичнее. Ведь из мяса больного сибиркой животного можно изготовить сардельки, но насколько они будут безопасны, вопрос. Ветконтроль должен быть от фермы до стола. Сейчас этого нет.

«Крыша» для пирожков с котятами

Сергей Оксюта считает, что объемы стихийной торговли за последние 15 лет не изменились. Это явление социальное и зависит от благосостояния населения. Но если на стихийном рынке человек покупает мясо-рыбу, он должен знать, что сознательно рискует заболеть тем же ботулизмом.

Автор статьи вспоминает собственный опыт. Август. Делаю утреннюю пробежку полудиким пляжем на Арабатской стрелке. Вижу, как рыбаки со свежим уловом направляются к ближайшей сетке-рабице и развешивают там какую-то рыбу, поливая ее неизвестного происхождения жидкостью. Чувствуется запах дыма. Через несколько часов эти же загорелые мужики шныряют среди отдыхающих, предлагая «копчено-вяленые» рыбные «деликатесы».

Ветеринарная милиция изымает и уничтожает такую опасную продукцию. Но правоохранители каждый раз слышат от людей, что если бы им дали другую работу, они бы ушли с пляжей и стихийных базаров. Доходило до того, что вовлеченные в этот бизнес люди перекрывали автотрассы. А штрафы все равно мизерные, хотя недавно их максимальный размер поднялся с 8 до 51 гривни, а ветмилиция получила право оформлять протоколы и выносить постановления о привлечении к админответственности. Дирекцию рынка можно оштрафовать аж на 323 гривни. Это ничто по сравнению с доходами за уплату «местовых», полученных от торговцев.

А еще продажность чиновников и коррупция — буквально «национальная эпизоотия». Сергей Оксюта вспоминает, как в одном из южных регионов во время отработки его коллеги закрыли ларек по продаже шаурмы. Сразу звонит из Киева «крыша» и приказным тоном настаивает на прекращении «притеснений честных предпринимателей». Закрывают другую «точку» — звонят господа из высокой инстанции, но уже областного уровня. Однако тогда нарушители не избежали ответственности. Что уж говорить о перевозках партий мясопродукции весом в десятки и сотни тонн?

«В позапрошлом году мы, проверяя пруды в зоне ЧАЭС, нашли нарушение — там позволяли разведение рыбы. Ее реализовывали не только на стихийных рынках, но и в киевских супермаркетах, и кто-то давал на все разрешения, — негодует собеседник. — Еще проблема — деятельность подпольных цехов. Например, двое арабов (один из Палестины, второй— из Египта) организовали производство «восточных фаршей» и сами развозили их по элитным ресторанам. Конечно, парочка оказалась обычными нелегалами, и спрашивать у них санитарные книжки или разрешения смысла не было».

Специалисты отмечают, что проблема национальных кухонь актуальна именно потому, что ею часто занимаются нелегальные мигранты. В частности, те же вьетнамцы, китайцы, арабы приезжают в Украину в качестве студентов, но до вуза так и не добираются, осев на рынке, в шашлычной, чайхане или суши-баре.

Ранее, до законодательного ограничения количества проверок субъектов малого и среднего бизнеса, ветмилиция могла в любое время беспрепятственно проходить на подконтрольный объект. На подпольных заводиках выявляли трупы сдохших от болезней животных, без исследований отправлявшихся в мясорубку. Сейчас эффект внезапности утерян. А предприниматель за эти годы, как доказывает практика, не изменился. Пока для значительной части украинского бизнеса главное— прибыль любой ценой. В частности, ценой нашего с вами здоровья, пишет Новая.

Ты еще не подписан на наш Telegram? Быстро жми!

Блоги медицины