МоваЯзык

/ Новости медицины

Неизлечимо больных украинцев убивают тайно и за деньги

775

Мы сами выбираем себе профессию, мужа или жену, место жительства. Мы — хозяева собственной жизни. До тех пор, пока доктор не найдет у нас неизлечимую болезнь. Как правило, люди обращаются к медикам, официальным и нетрадиционным, пока есть надежда на выздоровление. Но если ее нет? Иногда страдания больного настолько нестерпимы, что он сам бы хотел прекратить свое существование. Но как это сделать? Самоубийство — смертный грех, а эвтаназия в нашей стране не узаконена.

Сегодня эвтаназия легализирована в Голландии, Бельгии, Швейцарии, Люксембурге и в США — в штатах Вашингтон и Орегон. В Израиле и Франции разрешена пассивная эвтаназия (больного не убивают, но позволяют ему умереть). По мнению ректора Одесского государственного медицинского университета Валерия Запорожана, история юной англичанки должна подтолкнуть Украину к принятию окончательного решения за или против эвтаназии.

— Мы — одна из последних стран в Европе, не имеющая своего мнения об эвтаназии, — объяснил Вечерним Вестям Валерий Запорожан. — И этим начали пользоваться, чтобы применять ее нелегально.

По словам юриста Ярослава Олийныка, на законодательном уровне вопрос эвтаназии в Украине пока не поднимался. Существующие нормативные акты не способствуют либерализации данного вопроса. Так, статья 115 Уголовного кодекса Украины «Умышленное убийство» предусматривает наказание от 7 до 15 лет лишения свободы.

— Однако нужно понимать, что, несмотря на это, в Украине есть и активная, и пассивная эвтаназия — все зависит от денег заинтересованных сторон и от конкретной ситуации, — констатирует юрист.

Медицину в Украине особо не жалуют. Доктора получают мизерную зарплату, а пациенты многих больниц уже давно не видели не только бесплатных лекарств, но и элементарной еды. Каково же приходится тем больным, жизнь которых зависит от дорогостоящих препаратов?

Валерий Запорожанин рассказал, что многие пациенты, чтобы не разорить вконец родных, уезжают из клиник умирать дома, ведь онкология в Украине сегодня финансируется на 25–30%, и покупка дорогостоящих препаратов полностью ложится на семью. Президент Всеукраинской ассоциации палеативной медицины Светлана Мартынюк-Гресь подтвердила, что сегодня из 800 тысяч онкобольных в стране 85% прощаются с жизнью дома в страшных муках. Особенно это касается жителей сельской местности: они не имеют доступа к обезболивающим препаратам. Ведь для того, чтобы селянину выписали нужное лекарство, ему нужно ехать на комиссию в район за 30–40 километров.

Это приводит к тому, что доктора, не всегда по собственному желанию, применяют одну из разновидностей эвтаназии — ортоназию. Суть ее в том, что врач ничего не делает для спасения жизни пациента, ограничиваясь методами, облегчающими состояние умирающего. К сожалению, они не всегда согласовывают свои действия с близкими больного, что приводит к скандалам и даже судам.

Несколько месяцев назад у киевлянки Юлии Калашниковой умер годовалый сын Ваня. Мальчик родился с синдромом Дауна и с букетом сопутствующих заболеваний, да и иммунитет был настолько слабеньким, что малыш постоянно простужался. Мама Вани кочевала вместе с сыном из одного медицинского центра в другой. Попав в очередной раз в одну из детских больниц Киева, Юлия заметила, что ее сыну перестали давать необходимые медикаменты и начали настраивать ее на мысль о неизбежной смерти ребенка. Более того, доктора намеренно не писали все диагнозы ее малыша. А обнаружив у Вани порок сердца, быстренько переправили его в профильную клинику, где он и умер через несколько дней.

В настоящее время Юлия собирается подать в суд на докторов той клиники, где, по ее мнению, ребенка намеренно не лечили и скрывали от родителей его диагнозы.

Не каждый медик станет палачом.По словам врача-терапевта медицинского отдела ГУ МВД Украины в Киевской области Оксаны Гулевич, каждый организм — это уникальная система, вроде бы функционирующая по общим законам, но имеющая свой план развития, который можно назвать хоть судьбой, хоть кармой. Возникает логичный вопрос, а кто же вправе вмешиваться в личную программу человека? Даже если эвтаназия будет узаконена, кому будет поручено ее осуществлять? Ведь каждый медработник дает клятву Гиппократа, обязуясь делать все возможное для спасения жизни пациента. И если даже среди людей в белых халатах кто-то согласится на умерщвление больных, как к нему будут относиться и как называть? Не палачом же?

— Психически и психологически уравновешенный человек всегда хочет выжить, несмотря на сложившиеся обстоятельства. Эвтаназия — это грех, это убийство, в котором принимают участие двое. Один хочет совершить суицид и переложить ответственность на кого-то другого, а второй, выходит, убийца с медицинским образованием, — таково мнение Оксаны Гулевич. Она считает также, что многие люди выживают в ситуациях, когда вроде бы никаких шансов на спасение нет. Она привела пример, уже ставший хрестоматийным. Онкобольная жительница Барнаула Клавдия Устюжанин умерла во время операции. Даже не наложив швов, тело отправили в морг. А через три дня Клавдия… ожила. Обследовав ее, врачи не обнаружили у нее рака. После этого женщина прожила еще четырнадцать лет, воспитав сына, который стал священником. Случаев подобных воскрешений немало и в Украине.

Альтернатива «легкой смерти». Как утверждает Светлана Мартынюк-Гресь, сегодня в Украине процветает социальная и пассивная эвтаназии. Это случаи, когда, к примеру, человеку необходимы дорогостоящие лекарства, а у него нет на них денег, или же когда «скорая» не выезжает к умирающему. Альтернатива эвтаназии — палеативная помощь, основная цель которой — дать человеку возможность достойно провести последние дни жизни.

— С этой целью необходимо создавать хосписы и отделения такой помощи, которых в Украине пока всего девять (в сумме на 640 койкомест). К сожалению, это только 1% от потребностей общества. Когда же все нуждающиеся будут обеспечены палеативной помощью на 100%, можно будет говорить об узаконивании эвтаназии, — уверена Светлана.

Стоимость суточного пребывания пациента в хосписе составляет 96–100 гривен (кстати, ни одна страна не в состоянии взять на себя полностью финансирование заведений такого рода). Но благодаря меценатам скоро под Киевом построят первый в Украине Центр медико-социальной помощи.

Ректор Одесского государственного медицинского университета Валерий Запорожанин подчеркивает, что грань между эвтаназией и убийством очень тонкая. Поэтому, прежде чем узаконить подобную помощь неизлечимо больным, нужно иметь высоконравственное общество, в котором бы четко выполнялась буква закона. Украина сегодня не готова к этому шагу.

Читайте по теме:

Заслуженного врача Украины посадят за смерть внучки нардепа

Как не заболеть раком

Врачи каждый день убивают украинцев

Врачам будут доплачивать за спасенные жизни

Шокирующая халатность. Врачи дали пациенту умереть на полу

Ривненские врачи "разводили" своих пациентов

Врачи «скорой» так хотели денег, что дали девушке умереть

Украинки не ходят к гинекологу и умирают от рака шейки матки

Медики придумали, как спасти украинцев от рака

Мы в Telegram! Подписывайся! Читай только лучшее!

Блоги медицины