МоваЯзык

/ Mamaclub

Взаимная любовь

618

Известно, что человек создан для счастья. А счастье невозможно без любви. А любовь бывает без взаимности... Особенно это неприятно, если речь идет о государстве. Ты его любишь, а оно тебя – нет.
Так, сожительствует с тобой и проявляет свою сущность в разных изощренных формах насилия. Постоянно ставит тебя на место, придерживает, что-то ты ему вечно должен, а то, что ты хочешь от него, дается тебе в форме особой милости или грубого отказа. Ему на тебя глубоко наплевать. Отдай свой долг и иди.
Но бывает другая любовь - неземная, как в сказке... Девушки ждут своего принца, юноши сгорают от любви и готовы носить на руках своих возлюбленных, пожилые люди с нежностью смотрят друг другу в глаза, коллекционеры готовы пойти на любые безумства ради предмета своей страсти - редкой книги, марки, картины. Сластолюбцы облизываются, глядя на молоденьких девушек, предлагающих неземную любовь на условиях почасовой оплаты, желающие повелевать готовы заложить душу за власть, скупые ласково пересчитывают деньги...
Кто что ищет, тот, как правило, это и находит. За любым историческим событием скрывается удивительная история любви. Иногда это нежные чувства, иногда бурные страсти... Любовь к науке, к животным, к себе, к потерянному человеку, к родным местам, к прелестным юным особам, неотразимым опытным соблазнителям, к роскоши... Людьми движет любовь, которой недостаёт разума и культуры, доброты и самоотречения, иронии и нежности, снисходительности и понимания быстротечности и необратимости всего сущего.
Наша любовь не бывает умнее нас. Все ищут любовь, классифицируют её, стараются разобраться в своих чувствах, на худой конец, продают... Есть «жрицы любви», «жрецы», содержатели разных притонов, где за умеренную плату вам предлагают любовь, а заодно массаж и помыться... Без любви вянут цветы, дохнут мыши. Люди становятся жёлчными, язвительными, ненавидят весь мир. Все хотят чтобы их любили. Любой ценой. Ну, если не любили, то хотя бы завидовали. Какие они успешные, красивые, какие у них машины, бассейны, виллы, дети, платья...
Политики тоже хотят любви и восхищения: как мудро они решили, как хорошо смотрятся на переговорах. Как выигрышно выглядят на фоне других лидеров. Самые простые граждане показывают какая у них большая грудь, какой красивый зад, нос, ноги. Очень украшает татуировка – если нет хорошего образования. Связи, фотографии со знаменитостями. Некоторые гордятся тюрьмой – как долго они сидели, как их там уважали, как страшно и сурово они поступили с врагами, какие у них ножи, пистолеты, мотоциклы, телефоны, знакомые...
Это любовь. И их мир, в котором они отражаются, платит им взаимностью. Люди и страны, которых никто не любит, гордятся тем, что внушают страх. Причем, чем меньше любят, тем больше должны бояться – это успокаивает уязвленное самолюбие. И бьют своих, чтобы чужие боялись, пугают, посылают куда-то «ограниченный контингент», а ограничен он обычно умственными способностями пославших. Иные хотят, чтобы все любили их нравы, обычаи, образ жизни. Для них взаимность – это зависимость. Подчиненность. Безропотность. Главная идея – заставить подчиняться своему божеству. Это может быть какое-нибудь учение, религия, язык, песни, танцы, ритуалы. Поёшь другие песни?! Щас увидим, что ты у нас запоёшь... Готовы взорвать себя, каких-то незнакомых людей, весь мир, чтобы заставить любить своего бога. И бояться его. Пресмыкаться перед ним, чтобы своим ничтожеством подчеркнуть его могущество, низвести себя до самоуничтожения и пролить от его имени реки крови... Для многих любовь неразрывна связана со страхом. Иногда буквально: не бьёт, значит не любит. Бьёт? Это любя, как же без строгости.
В экстремальных формах – это «стокгольмский синдром», когда жертвы начинают любить своих мучителей. В интимных отношениях - это садизм и мазохизм, которые уже получили всемирное признание, как стандартные атрибуты любовных игр в ролях фурии с хлыстом, в чёрной коже или жестокого самца-садиста, который приковывает бедную девушку и грубо ею овладевает.
Когда-то это были скрытые фантазии людей с неустойчивой психикой, сублимированные в сюжетах о гигантской обезьяне и миниатюрной блондинке. Теперь любовь стала подразумевать жертвенность, но не ту жертвенность, когда человек готов жертвовать собой, ради любимых, а жертвенность с в союзе с грубой силой. Эта концепция вылилась в ряд произведений, которые выплеснулись из глубин сознания и вызвали к жизни сонм чудовищ, чья больная фантазия развивает модели, предлагаемые культурой. Стоит только допустить самую немыслимую возможность, как она тут же материализуется с помощью чьего-то больного сознания. Один с любовью готовит препараты из бывших людей, другие с интересом смотрят – это не мы. С нами такое невозможно... Возможно всё. Можно отдать жизнь родине, у которой нет царя в голове, завещать свои сокровища нации, которая этого не оценит, можно забрать с собой в могилу любимых, чтобы не расставаться никогда или спровадить их туда заблаговременно – мелочностью характера, эгоизмом и уверенностью в своем праве помыкать теми, кто имел несчастье попасть в зависимость. Для истинной любви нужен ум и талант, а для взаимной они должны быть созвучны. © Leonid Berdichevsky

 

Подпишись на Telegram-канал и посмотри, что будет дальше!

Читайте все новости по теме "Духовное воспитание" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш

Блоги медицины

Новости медицины